Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:38 

Мой арт по "Барду".

10:41 

Темный Бард. Книга 1 главы 1-2

"Темный бард. Книга первая: По слову песни... "

Пролог

Если вы убегаете от разъяренного темного - попытайтесь объяснить ему, что любую проблему можно решить словами, по мирному, не прибегая к насилию...
Правда, снижать при этом скорость, настоятельно не рекомендуется...

На уроке в светлой магической школе

Всетемнейшая Академия Чернокнижия и Колдовства нерушимым мощным монолитом нависала над светлыми землями. Сияло солнце, словно не зная, что на этой земле ему нельзя светить, пели птички, радуясь новому дню, а первокурсники ровной толпой вваливались в Главный Зал и Святилище Первого.
Он стоял, возвышаясь над ними, скрестив руки на груди и устремив взор в невидимые простым смертным дали. Выточенное из черного камня одеяние ниспадало на темные ступни, одетые в светлые сандалии. Выкованные из серебра и украшенные дробленным хрусталем доспехи в дрожащем свете свечей, казалось, сияли, как сияли и волосы Первого Жреца, созданные из нитей золота и сплетенные искусными мастерами в тысячи косичек, уложенных в ту изысканную прическу, что носил Жрец при жизни. Серебристо-черное лицо, топазовые глаза, длинные уши, пронзающие сплетение волос - он был прекрасен завораживающей красотой смерти, тьмы и безумья.
Темный бард, Первый Маг Хаоса и единственное дитя-полукровка из рода драконов. Холодная и жестокая улыбка-оскал и поднявшиеся в предвкушении брови. Да, он мог быть и таким, беспечный поэт и волокита, любящий песни, вино и женщин, он мог быть и бессердечным убийцей. Мог, хотя и не любил...
Прошло много сотен лет с тех пор, как Он стал Богом для смертных, немало магов вышло из стен, основанной им Академии, забылись его веселые песни, его похождения, забыли, что был он и Бардом... Забыли. Плохо ли, хорошо ли? Не знал ответа ректор Академии и ученик Кантаре Эн'Креперуана Гнатус'Нокс'Д'Аранео, Первого из жрецов Темного Демиурга, чья статуя взирала на всех, словно хищник, изготовившийся к удару.
Патион Десперато, ректор и нынешний жрец Темного Демиурга, стоял у ног Кантаре и взирал на испуганную толпу первогодок. Ему, как ректору и профессору магии Хаоса положено было сказать детям пару слов. Патион тяжело вздохнул - он никогда не любил говорить перед публикой и даже за несколько сотен лет преподавания не смог привыкнуть. Будь проклят тот день, когда он решил украсть кошелек у заезжего барда...
Или благословенен?
- Дорогие первокурсники, я приветствую Вас в нашей Старейшей Академии для Темных магов, желаю Вам успехов на выбранном пути и благословления Темного Демиурга и Первого Его Жреца!
Все зале одинаково склонили голову и, скрестив пальцы перед грудью, прошептали: "благослови".
- Наша Академия была создана Первым по слову Демиурга, она осенена его дланью и именно здесь находится Главный Храм Темных Земель.
Ректор обвел руками зал, стараясь охватить его весь - и огромные стены, и резные колоны, и витражи, и статуи, и рельефы... Он был прекрасен и величественен, ведь Первый был настоящим художником.
- Этот Храм был создан по эскизам Жреца, и он уникален настолько, насколько уникальна и статуя Бога. Посмотрите, именно так и выглядел Первый. Созданная его другом еще при жизни, она в точности повторяет внешность Кантаре, - проговорил усталый старик, в чьих когда-то рыжих волосах сейчас серебрились прошедшие годы. Осмотрев притихший Зал, он совсем по-мальчишечьи ухмыльнулся, и сказал, косясь на невозмутимого Бога. - И еще, не вздумайте ничего проделывать со статуей! Никаких шуток, фокусов и украшений! Нет, ей-то ничего не будет, а вот Вам... Я не хочу снова посылать соболезнования родителям.
Дети побледнели, и со страхом принялись вглядываться в черты лица Кантаре, Первого Апостола. Вдруг, словно устав от долгого стояния, статуя встрепенулась, наклонилась вперед и произнесла с нахальной улыбкой:
- Бу!
Ректор Академии стоял и пораженно смотрел, как мгновенно опустел еще несколько секунд назад полный Зал.
- Сверхскорость, не иначе... - пробормотал он, пощипывая недлинную острую бородку тонкими морщинистыми пальцами.
- А ты говоришь - бездарности! - засмеялся тот, кого прозвали Темным Бардом, - Смотри-ка, уже программу третьего курса освоили!
- А ты, Кантаре! Ну, что за ребячество! Мне что, теперь из каждого угла их вытаскивать? - недовольно проворчал старик, смотря на божество как на нашкодившего мальчишку. Тот на это лишь весело рассмеялся, мигом потеряв величие и холод. Затем, подмигнув, выпрямился, смотря на ученика с крайне важным видом.
- А мне можно, я - Бог! - величественно произнес Жрец и, вновь сложив руки на груди, в задумчивости уставился вдаль, превращаясь в холодный и мертвый камень.
- Сволочь... Сволочь и позер... - сказал Клинок Отчаяния и, немного подумав, злорадно ухмыльнулся, и пробормотал как бы в пустоту:
- А мы так и не выловили всех ядовитых пауков из темных углов...
- АААААААААА!
"Хоть что-то в жизни приятное" - подумал он, с явным удовлетворением смотря на носящихся по залу первокурсников.

@темы: Немного о фэнтези, Темный бард, мое

10:55 

Темный бард. Книга 1, Главы 3-5

Глава 3

Дьявол приходит к Богу с бутылкой.
- Чего это вдруг?
- У меня сегодня День ангела.

Если вы любите грешить, обращайтесь в язычество! Только там вы сможете разгневать не одного бога, а сразу несколько.

Немного о божественном


Соррен
Тысячи тысяч существ возносят свои молитвы. Тысячи тысяч славят своих богов, наполняя их силой, продлевая жизнь и увеличивая мощь.
Молятся светлые эльфы, склонившись под звездным небом, Единорогу; молятся сиды у берегов ручьев и рощ, наполняя силой Священную Иву; молятся гномы, стоя над горными пропастями и прося озащите Красного Орла. Молятся, верят и боготворят светлые своих покровителей. Но не забывают и том, кто создал все- Отце Отцов, Великом Светлом Демиурге. Ему тоже воссылают молитвы дети его, прося защиты от тьмы и искушений.
Молятся люди, заходя в бесчисленные храмы, растрачивая силу зазря, наполняя ей духов и демонов соседних измерений...Или вновь даруя силу Светлому-Единому. Молятся, склоняясь перед величием света.
Молятся своим покровителями и темные расы- вампиры Великой Матери-Мыши, драконы- Черному Дракону, а дроу- Ллос-паучихе. Возносят молитвы, принося кровавые жертвы на алтари, посвящая битвы. Но позабыли они о том, кто дал жизнь их Богам, о том, кто вместе с Пресветлым творил Соррен; забыли о Темном Демиурге.
Не слышно молитв, не приносят жертв ему. Тихо и пустынно в палатах, где спит он, забыв о собственном мире. Лишь изредка доносятся сюда отголоски молитв, лишь изредка из Южных границ слышится молитвы полудроу со знаком Тьмы на ладони, лишь иногда возносит молитвы белоснежный вампир, сжимая в тонких руках проклятую книгу, лишь иногда, кто-нибудь из людей возносит молитву Врагу...
Тишина.
Но призрачная, постоянно изменяющаяся фигура движется, постоянно меняясь, и темные провалы глаз вновь обращаются на Соррен.
Темный Демиург пробудился.

11:10 

"Деньги правят миром- или влать- гоблинам!", арт

11:15 

Темный бард. Книга 1, Главы 6-8

Глава 6

Утром после пьянки рыцарь пытается забраться на лошадь. У него не получается.
Тогда он обращается ко всем святым по очереди:
- Святой Михаил помоги! Святой Георгий помоги! Святой Петр помоги! Святой Павел помоги!
Потом пробует еще раз, после чего переваливается через лошадь. Упав, он обращается к небесам:
- Ну-ну, тише... не все сразу...


Таверна "За решеткой",
Кантаре, странствующий бард
Вот уже неделя, как я остановился в этой таверне. Здесь чисто, нет клопов, тараканов и других насекомых. В общем рай, по сравнению с моими прежними местами ночевки. Да и название забавное - "За решеткой". Здешний повар (явно раньше подрабатывавший где-то в области, связанной с фатальным членовредительством) отлично готовил и отвратительно ставил ловушки, по крайней мере он явно нуждался в паре уроков от моих старшеньких!
Вообще, пока мои знания о "мире" не вышли за рамки крестьянина, выехавшего из деревни на ярмарку, не стоит особо светиться, что бы не совершить какую-нибудь неприятную ошибку. Так, что мысль пожить еще месячишко-другой в этой со всех сторон приятной таверне казалась на этот момент единственно правильной. Правда некое ощущение постоянного взгляда в затылок (причем не только от повара и злобно зыркающей на меня официанточки!) напрягало. Но, в конце концов, это можно списать и на мою проснувшуюся паранойю. Поэтому, выбравшись этим утром из теплой постели, я сразу же спустился в зал и, умяв свежую яичницу, напомнил Некатору об обещании сводить меня к кузнецу. Нет, а ты на что надеялся парень? Ах, что я забуду? Обломись, память у меня с детства хорошая.
- Ладно, бард, только давай через часик, хорошо? Сейчас клиентов много. И... ты чего отлыниваешь?! - усмехнулся он, кивая на зачехленную ситару.- Струны в руки и вперед! Не верится, что у тебя денег настолько много, что ты отказываешься от легкого заработка.
- Сдаюсь-сдаюсь! - нет, здесь мне определенно нравиться! Этот парень мастерски управляется с полотенцем! Нет, только мастер может дать мне по нижней части спины, не задев моего полумесяца.
Ладно, так или иначе, но он прав, пора и поработать. Расчехлив свою ситару, я ласково провел по струнам, отозвавшимся мелодичной трелью на мои касания. Говорят, что сам Солис Полуэльф заключил в нее слепки душ своих подруг. Говорят, что это они поют, когда струн древней ситары касаются пальцы певца. Говорят, что и душа мастера была поймана его созданием. Многое говорят о последней ситаре мастера...
Но я не слушаю их, я слушаю только Ее. Я полюбил тебя, как только впервые увидел в той старой пыльной пещере в руках старого скелета. О как он сжимал тебя костлявыми пальцами! Как не хотел отдавать тебя! Но я уже влюбился. Наверное, и моя душа уже в твоих объятиях, последняя Подруга Великого Солиса, умершего в одиночестве в холодной пещере Гор Дроу.
Мелодия льется тихо, не крича о себе, не привлекая внимания, лишь только еле слышно сообщая, что она здесь, рядом. Как легкое журчание ручейка, как шелест листьев в осеннем лесу, как первые трели рассветных птиц.
- Не забудь мне сказать, что такое "Игра",
Не забудь объяснить, почему.
Я иду в этом мире по теплым следам
И найти лишь твоих не могу.

Почему ты не здесь, где струиться капель?
Почему, не сказав этой ночью "Прощай",
Ты уходишь все дальше в ночную метель,
Начертив на пороге мне слово "играй"?

Ты смеешься сейчас над моею душой,
Ты смеешься - а я не умею играть!
Я всегда только жил; даже рядом с тобой
Я умел лишь всерьез свои копья ломать!

В эту вьюжную ночь, средь холодных огней
Я забуду твой лик за бутылкой вина.
И на утро вперед, по тропе из камней
Я пойду, осознав, что такое "игра".

И отныне, всегда, по подмосткам дорог!
А в грязи как на шелке столичных скамей,
Остается след песен и старых сапог,
В еле слышном дыханье звучит "менестрель".

Я иду, разбивая словами сердца,
Позабыв все, что было до встречи с тобой.
Позабыв и тебя. В эту ночь у костра
Не узнаешь меня за искусной игрой.

Синевой холодов твой вопрос вновь застыл...
Я в ответ буду петь, вскользь сплетая слова,
Обернувшись на зов: "Я тебя не забыл...
Хочешь, я объясню, что такое "Игра"?"

@темы: Немного о фэнтези, Темный бард, ме

11:43 

Темный бард. Книга1, Главы 9-10

Глава 9

В жизни так не хотел работать, как не хочу сейчас...
Кантаре

Где-то и когда-то,
Льдистая тень Вульпио
В небесных палатах вновь скользили тени, изящно обтекая витые колонны, а Вульпио, полупрозрачный слуга Пятого Герцога, словно сотканный из льда и инея, стоял у черно-алого трона Демиурга, расположенного на высоком постаменте. С двух сторон от него, молчаливыми статуями застыли двенадцать Герцогов, двенадцать мужчин, бесконечно преданных своему Господину.
Вот, прямо у трона, на первых ступенях, застыли Герцог Лунный Свет и Герцог Ночная Мгла, чуть склонившись к трону. Первый - бледный, с тонкими, почти просвечивающими пальцами, мягко сияющими молочно-белым светом, - улыбается тонкими губами и перебирает прядки белоснежных волос, в которых застыли холодными слезами случайные звезды. Его глаза источают свет луны, а одежды сливаясь в молочный туман, скрывают фигуру Первого Герцога.
Словно в противовес прозрачно-белому Свету, по левую сторону от трона стоит Мгла, мрачно сверкая серой ртутью глаз. Его длинные иссиня-черные волосы, разметавшись вокруг, словно струи дыма, придают фигуре мрачную таинственность. Черные отрывки плаща, сплетаясь затейливым узором, скрывают нижнюю часть лица Герцога, и сквозь полупрозрачные ленты лишь просвечивают жесткие линии губ, за которыми скрываются острые клыки. Длинные тонкие когти на искореженной правой кисти еле слышно пощелкивают по костяным пластинкам плаща, а взгляд падает на стоящего ниже Огненного.
Третий Герцог, не в силах устоять на месте, постоянно перемещается, чем не мало беспокоит флегматичного Бездонного Омута. Бескрайний Пожар, насмешливо щуря на недовольного Четвертого алые, словно наполненных магмой, глаз. Резкие сполохи рыжих волос негромко потрескивают, а короткий, словно вечно сгорающий в пламени плащ колыхается от его ломаных движений.
Омут, презрительно глядя на Третьего, склоняет голову на плечо и длинные волосы тяжелой волной опускаются к полу. Его черно-фиолетовые одеяния подобны водопаду, а черные и бездонные глаза Герцога наполнены величием и высокомерием.
Пятый Герцог, холодно глядя на своего подчиненного, от чего и так небольшая тень еще больше съежилась, улыбался присыпанными снегом губами - Жестокая Вьюга был создан из голубоватого льда. Его волосы, словно скользящие в бесконечном танце снежинки, сплетаются в сложные косы. Плащ тяжелым покровом наста укутывает его, а шипы ледяных доспехов переливаются в сиянии застывших в волосах Болотного Ужаса изумрудных огней.
Зеленоватые волосы, заплетенные в косички, топорщились в стороны, а обтягивающие одежды из лоскутков грубой ткани и меха придавали фигуре Шестого еще большую ломаность линий.
Седьмой же, усевшись на ступень, закутался в золотистую ткань огромного плаща. Пушистые волосы Песчаной Бури скрывает огромный капюшон, а темно-серое лицо, испещренное золотистыми линиями, скрытое падающей сверху тенью, постоянно меняется, словно не в силах передать эмоции, испытываемые в этот миг.
Да и Полуночный Ураган не менее подвижен, извиваясь в такт непонятной мелодии, переплетая тонкие шнурки, свисающие с темно-синего плаща. Черные кудрявые волосы Герцога мерцают каплями тумана, сияют серебристо-синие глаза, словно стараясь спрятать бушующее там безумие.
Девятый и Десятый Герцоги, бесстрастными стражами застыли ниже. Стальная Смерть, закованный в доспехи, сняв серебристый шлем, держит его на сгибе локтя. Аккуратно постриженные волосы, не достающие до плеч, цвета старой стали, покрытой пылью и налетом ржавчины, практически не двигаются даже от ветра снующего вокруг Урагана. Холодные глаза демона настороженно следят за всеми находящими в зале, сотканном из дыма.
Не менее внушающая и фигура Мрака Пещер, чьи одежды, словно выточенные из камня, превращали Герцога в зловещую статую. Но не было в нем неуклюжести и неповоротливости, наоборот, создавалось впечатление дремлющей силы, способной в любой момент развернуться в стремительном прыжке. Четкие линии его лица, немного грубые, неумело вырезанные в мраморе его кожи, заставляют смотрящего цепенеть от ужаса, сокрытого в пустых глазницах демона.
И последние из первых созданий Демиурга, Герцоги Безмолвного Погоста и Недремлющей Чащи, стоящие у подножия ониксовой лестницы, насмешливо переглядываются. Одиннадцатый, похожий, скорее, на скелет своими тонкими, словно выточенными из кости, кистями и скулами, горящие темным пламенем глаза зловеще поблескивают из-под капюшона пыльного плаща, а седые пряди волос падают ему на плечи.
И так же спокойно стоит последний из Герцогов Тьмы - старец, похожий на нахохлившуюся птицу в своем огромном полушубке, разорванном чьими-то когтями. И он тоже внимательно наблюдает за фигурой тени.
И Вульпио чувствовал себя неуверенно. Он понимал, зачем его призвал к себе Владыка, он прекрасно помнил задание, данное ему Жестокой Вьюгой, демоном, породившим его. Но не было выбора у хитрой тени, стремящейся выше к трону. И он стоял, ожидая, когда сидящий на троне усталый мужчина прикажет ему идти в мир Соррена. И тот не заставил себя ждать:
- Тень льда, сотворенная Пятым Герцогом и нареченная Вульпио, я призвал тебя дабы дать тебе чрезвычайно важное задание. Дошло до меня, что славишься ты среди теней умом и хитростью, так значит и судьба тебе спуститься в Соррен, где живет мой, все еще не осознавший себя Жрец. Твоя задача сделать так, что бы та капля Хаоса, что я поместил в сердце полукровки, проросла, превратив его в истинного Апостола. Как - это твоя проблема, Хитрец.
И Вульпио, низко поклонившись Демиургу, развернулся к выходу, не дрогнув, когда сзади раздался тихий голос Жестокой Вьюги:
- Не вздумай меня подвести, тень...
И это было совсем не о задании Демиурга.

12:26 

Пикник в горах, графика

12:32 

Тиль Уленшпигель, акварель

17:59 

Артур и Мерлин

Начинала я еще в прошлом году, но охладела к теме и теперь не знаю даже дорисую я или нет...
Задумка была о небольшой зарисовке о встречах Артура и его мага в разных веках и мирах, там, где Англия стоит на краю пропасти.


@темы: Осторожно! Здесь рисуют., Merlin BBC, мое, Познакомьтесь- Комикс!

18:04 

'Башня', арт

Его Темнейшество Волдеморт



Гарри и Лорд в Запертой Башне


@темы: Волдеморт, Осторожно! Здесь рисуют., Поттер

18:07 

Хребты Безумия, Г.Ф. Лавкрафт

18:23 

Abyssus abyssum invocat, доктор

Итак, я начала рисовать свой комикс!
Знакомьтесь- Доктор без прошлого и имени, безумный ученый обыкновенный, последний хранитель к шифрам секретных документов СССР и Третьего Рейха, посвещенных изысканиям в области магии.




@темы: бездна взывает к бездне, Осторожно! Здесь рисуют., Знакомьтесь- Комикс!, Доктор

16:31 

Abyssus abyssum invocat, другие персонажи

А теперь еще несколько героев "Бездны"


Александр Валуа- итальянец по происхождению, обладатель эйдетической памяти. Обществу людей предпочитает книги и манускрипты прошлого. Знаток истории.

София Эрнст- аспирантка Доктора, студентка-первокусница из Медицинской Академии, подрабатывающая в лаборатории. Фанатка тяжелого рока второй половины прошлого века.

Хелена Дюбуа, антраполог из Франции. А точнее ее детская версия.

Алекс Брейв и его супруга. Алекс- бывший офицер военно-морского флота США. Ушел в отставку после того, как во время одного из рейсов погибла как Кристина( его жена), так и маленький сын Майкл. В лаборатории Доктора- главный по охране как самих ученых, так и от них.

@темы: мое, бездна взывает к бездне, Осторожно! Здесь рисуют, Знакомьтесь- Комикс!

16:34 

Abyssus abyssum invocat, 1 страница

Первая страница комикса. Целую главу выложу на следущей неделе

@темы: мое, бездна взывает к бездне, Осторожно! Здесь рисуют, Знакомьтесь- Комикс!

16:54 

Деньги правят миром или власть- гоблинам! Главы 1-5

Автор: neiro
Бета: Fanta Jus
Рейтинг: General
Жанр: Fantasy/AU/Humor/Adventure
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: «…Но ежели Клан допустит нарушение Договора с магом, то обязан исправить все последствия нарушения, любым способом, вплоть до принятия мага в Клан…». Так и не отмененный за давностью лет закон о Гринготтсе, поправка 12
Что будет если Гарри Поттера воспитает не Дурсли, не Сириус, не Снейп, не Малфой и даже не Уизли... а гоблины? Берегитесь волшебники! Вы уже достаточно натворили. Теперь контроль за магическим миром переходит к гоблинам!
Предуп-ние: АУ и ОСС) но так получилось)
От автора:
Моя история "с самого начала") Надеюсь вам понравится)
Благодар-ти: Всем-всем-всем, кто меня поддерживает и комментирует) Моей бете отдельный респект!

17:12 

Длинною в одиночество...

Туманную дымкой подернута даль,
И слезы небес застучали по крышам...
На белых ресницах застылый хрусталь...
Зачем в этом мире мы воздухом дышим?
Зачем в лабиринтах из давящих стен
Гуляем и ищем замерзшие истины?
И в темных углах причастившись из вен
Засыпем глаза перегнившими листьями...
Зачем заблудившись взываем к богам,
Ведь знаем - безликие нам не ответят?
Зачем расставаясь играем в слова,
Как будто бы верим что ложь не заметят?
Зачем по примеру холодной судьбы
Куем для души лишь оковы и маски?
Зачем мы под ноги бросаем любви
Осколки несчастья без привкуса ласки?

И встав перед пропастью полною лжи,
Ты сможешь над нею неслышно пройти,
Коль имя той пропасти - страх одиночества?

@темы: стихи, мое, Нет, я не Байрон

17:13 

Бог бесстрастный

Капли льда и капли света...
Как на маске, на лице
Хрусталем глаза одеты,
Пепел снега на венце.
И всевластие Закона
Затмевает разум твой.
Так извечно, год от года,
Забываешь путь домой.
Что же, в сердце справедливом
Места нет любви и снам?
Милосердие забыто,
Жизнь чужая- лишь игра!
Разве может Бог бесстрастный,
Осознать людскую суть,
Скрыв лицо за белой маской,
Сможет он в глаза взглянуть?
Память ивою застыла...
Что же ты не смог забыть?
Не страшась ни льда, ни силы
Сможет кто хрусталь разбить?
Кто, в объятьях белой вьюги,
Что струиться в волосах,
Смог дыханьем теплым руки
Отогреть в своих руках?
Хрусталем застыли веки-
Может, слезы на глазах?
Там где ледяные реки
Пламя взвилось к облакам?
Нет, такая же немая,
Вечность смотрит на меня,
И бесстрастно осуждая,
Сверху падают слова.

@темы: стихи, мое, Нет, я не Байрон

17:14 

Слепая маска

На щеки лягут чьи-то тени,
Скользя по телу, словно ласка,
Поставив вечность на колени,
Поднимет взгляд слепая маска.
Владея силой править миром,
Ты гордо смотришь свысока,
Ведь ты рожден, что б быть кумиром,
И бьется власть в твоих руках.
Хрустальный лед прожжет ладони,
Когда подняв их до лица,
Душой и телом чуждый боли,
Ты поишь кровью сталь венца.
Тебе лишь надо знать, не слушать...
Сплетаешь вязь бездушных слов,
И слезы льдом упали в душу,
Стираясь в пыль под сапогом.
В твоих руках искусной сетью
Сплелась узлами вязь дорог,
И теплый взгляд, как кожу плетью,
Тебя ласкает, смертный Бог.
Ведь кто-то, не боясь ослепнуть,
Твоим играет серебром,
Но разве сможешь ты ответить,
Ее душе своим теплом?

И пусть тепло теперь с тобою,
Ты не способен верить в сказки...
Подняв свое лицо пустое,
Ты снова видишь контур маски...

@темы: стихи, мое, Нет, я не Байрон

17:15 

Инквизитор

"Смотрю на Землю- вижу я,
Как мир горит в огне Тартара...
И вечной будет жизнь моя,
Пока я меч и божья кара.
Разрушу жизни смертной сети,
Чтоб мне не слышать в тишине,
Как плачет мальчик на рассвете,
Увидев зло в зеленой мгле.
Когда я вижу грешный путь,
То расскажу тебе сквозь ярость,
Что если сможешь ты свернутть,
То Богу это будет в радость!
ВА если нет...Твоя вина
Последней каплей в Страшный Суд,
Затмится полная луна...
Тебя в мрак Ада уведут."
Трубит закат Слуга Господень,
И с неба падает руда.
Нет больше стран и нету родин-
В бокал прольется кровь Христа.

@темы: стихи, мое, Нет, я не Байрон

17:18 

Право Света, Право Тьмы

"Забудь про Свет и про догматы веры...
Забудь про Тьму и силу палача...
Смотря на лик Пречистой Девы
Не вспоминай про блеск меча!"
Но ты, покой и мир отринув,
Отчистил старый ржавый меч
И, взгляд последний на иконы кинув,
Отправился чужие храмы жечь...
Твой клич- Добро, отрада- смерть,
Ты сеял Мрак во имя света,
И пропиталась кровью твердь,
И стонет под ногами ветром...
Твой меч святой водой окраплен,
В грязи утопли сапоги,
Ты именем святым не назван,
Но молятся как богу мотыльки.
Они летят на свет, зажженный
Тобой, и призрачный мираж
Пресветлой Девы, иллюзорный,
Сгорит в огне безумных глаз!
И ты кричал над белым строем,
И под знамена ваши снова шли
Упавшие на землю ангелы-изгои,
Что вновь идти на райские сады!

@темы: стихи, мое, Нет, я не Байрон

Laboratory of art

главная